Познание мироздания.

Солнышко святило ярко и немного уже прогрело пространство, после продолжительной зимы. Но земля ещё оставалась сырая и местами лежали лужи и грязь. Дорожка по лесу в школу, у Маши занимала 20 минут, но это, если идти быстро, чего она не могла делать сегодня, и вместо того, чтоб смотреть вверх и наслаждаться плывущими по голубому небу облаками, она, в это время после дождя, смотрела на землю и часто останавливалась и зачем то нагибалась.
– Эй, Машка, ты что сегодня в школу не торопишься? – прокричал кто-то из пробегавших мимо троих мальчишек из класса.
– У меня важное дело, – спокойно отозвалась Маша, продолжив, что то высматривать на земле.
Один мальчик остановился, это был Дима, ему стало интересно, что же Маша делает. И даже крики и насмешки товарищей, не смутили его. Он осторожно подошел к девочке и спросил: – Скажи, а что ты делаешь?
Маша так же спокойно и твердо ответила: – Занимаюсь волшебством, – и посмотрела ему в глаза. Ей была интересна его реакция на необычное заявление. И реакция действительно была.
– Что, что? Это как? – образовалось куча вопросов в голове у Димы.
Маше не хотелось раскрывать все секреты сразу же, и она спросила: – А как ты думаешь, что испытывает улитка, когда непонятная для неё сила берет её и переносит по воздуху и она за секунду оказывается в другом месте?
– Телепортация? Думаю, она сначала пугается, потому что это для неё необычно.
Правильно. Ну, если это для неё необычно, то как это называется?
– Странная ты, Маша, я не понимаю, что ты имеешь в виду.
– Это и есть для неё волшебство! Понимаешь теперь? – улыбнулась Маша.
Маша взяла очередную улитку, переползающую через тропинку и перенесла её в ту сторону, куда она ползла, и аккуратно опустила её в траву. Дима только сейчас обратил внимание, сколько было раздавленных улиток на дороге. Да и он иногда раньше слышал, когда шел, хруст под ботинком, но никогда не смотрел, что это, думая, что это ветка или вообще не задумываясь, что там под ногами.

– А ведь под ногами целый мир! – тихо, но восторженно произнес он вслух, свои размышления. Это информация поразила его.
До конца тропинки они шли вместе смотря внимательно под ноги и иногда помогая самым медленным живым существам быстро преодолеть опасное место и оказаться у нужной цели.
– Интересно, а зачем они так рискуют, преодолевая опасные тропинки? А знают ли они вообще, что здесь опасно? А… как они ориентируются, туда ли ползут? У меня так много вопросов появилось, а раньше, я даже не задумывался об этом.
Маша только улыбнулась. Ей было приятно и интересно разговаривать с Димой на необычные темы. Ведь именно рассуждая можно было, что то новое и интересное узнать.
– Только ещё имей ввиду, что их мышление не такое, как у тебя и даже если ты будешь уверен, что нашел правильный ответ, на самом деле он может быть неверным с точки зрение улитки.
– Тогда получается, что нет смысла в поиске ответа?
– Тогда ты останешься глупым, если не будешь искать ответы.
Пройдя в размышлениях до конца тропинки, они побежали в школу, чтоб не опоздать.
Маша была необыкновенной девочкой и её красота, и сообразительность бросались в глаза. Только она могла себе позволить какие то необычные поступки, которые не считались стадными и только она могла делать, что то своё, а не как все. И никто ей не давал никаких прозвищ и кличек. В классе её уважали, но отличницей она не была. Чувствовалось в ней какая-то внутренняя уверенность и стойкость.
Но как в любом классе, конечно же и её дергали за косичку шутливо и заигрывающее. И Димка, сидя за партой впереди неё, иногда отбирал учебник или ручку с её парты. А один раз даже стащил туфлю с её ноги под партой и надо же неудача, именно в этот момент её вызвали к доске отвечать. Ничего не оставалось делать, как встать и отказаться идти к доске, за что она и получила двойку. А Димка получил на переменке книжкой по голове. И он не был против такого наказания, потому что тоже понимал, что подставил Машу.
По дороге домой, тропинки были уже сухие и ни одной улитки уже не было видно. Прибежав домой Дима кинулся к интернету, чтоб узнать больше об этих существах. И чтоб завтра Машке выдать новую информацию, чтоб не думала она, что я глупый и ничего не знаю.
На следующее утро Димка вышел в школу пораньше и ждал Машу на полянке. Он узнал много об этих моллюсках, но вопросов у него, не отвеченных, было ещё больше. Увидев её, он подбежал к ней и они болтая пошли в школу. На тропе иногда попадались ползающие улитки, их можно было увидеть по длинной полосе, следу, оставленной от пути их проползания.
Он ей рассказал, всё что знал, и что они почти не видят, различают только свет и тьму, и совсем не слышат. А ориентируются по запаху, так было написано в интернете. Но Маша его перебила и спросила: – А может они ориентируются по магнитному полю. Может они умеют различать, где север, а где юг?
Димка на секунду подвис, он об этом не думал: – То есть, ты хочешь сказать. Что в них самих может быть заложен компас? А как мы это можем проверить…. – начала работать исследовательская мысль в голове Димки.
– По крайней мере мы можем проверить, различают они куда им нужно ползти или нет. Для этого нам нужно развернуть улитку в воздухе, поставить её на место и понаблюдать. Если она развернется и поползет туда, куда ползла изначально, то значит она умеет ориентироваться, но по какому принципу она это делает – остаётся загадкой. Может её запах привлекает, а может действительно различает стороны света, как птицы. Но перед школой этого не сделаешь, времени нужно много для наблюдений.
Димка подхватил тему и предложил заняться этим исследованием в субботу утром. Потому что улитки ползают по ночам, когда влажно и прохладно, а днём они спят зарывшись в листья или в ямки в земле. А зимой и в засуху вообще, как медведи в спячку впадают, свернувшись в раковине клубочком и замазав вход слизью.
– А как ты думаешь, знают они, что этот переход на другую сторону от тропинки опасен?

– Предполагаю, что знают или инстинктивно чувствуют, поэтому и ползают ночью.
– А ты не заметила, что стало больше улиток появляться на тропинке, может…., – сделал паузу, подбирая слова Димка, – это потому, что та улитка, которая с помощью нас полетала, разболтала своим друзьям и они тоже захотели испытать эти ощущения?
Маша рассмеялась, – Это необычное предположение, вернее обычное, для вас мальчишек, похвастаться. К сожалению, мы можем это узнать только, если проникнем в их состояние сознания. Но я не уверенна, что для нашего сознания это полезно. Мама мне говорила, что лучше думать о Богах, и стремиться войти или понять состояния сознания высших существ, чем в низшие. Потому что можно, неокрепшему сознанию упасть во тьму. А там совсем неполезно и неприятно находиться, можно даже сказать – опасно и страшно.
Такие темы Димка даже никогда не слышал. Он слушал открыв рот. В принципе он всё понимал, о чём говорила Маша, и было даже чувство, что он это всё сам знает и только забыл.
– А как ты думаешь, кем станет улитка в будущем? – продолжила тему Маша. – Какая следующая для неё ступенька эволюции. Бабочка, например, за одно рождение превращается из гусенице  в бабочку. Пройдя этап гусеницы, потом кокона, когда вся материя растворяется и превращается в жидкость. А потом из этой жидкости формируется бабочка. Правда – это волшебство? – с улыбкой закончила Маша.
«Необычный мир был всегда рядом с нами, а мы пробегали по нему или рядом с ним занятые своими, как казалось, более важными делами. А что это за дела?» – думал Димка. «Мама с папой заняты зарабатыванием денег. Конечно, они нужны, чтоб покупать что то нужное или не нужное, но я родителей совсем не вижу, так и вырасту их не видя и не слыша» – вздохнул Димка. У него было ещё много вопросов, например: может ли улитка жить без раковины? Может поменять одну раковину на другую? У человека пять органов чувств: обоняние, осязание, вкус, слух, зрение, а Маша говорила уже о шестом – о уме. А у улиток только три: обоняние, осязание, вкус – только этими тремя они познают этот мир. А значит, как им ещё далеко до человека….

А какие у вас, ребята, возникают вопросы? Напишите их?

Богиня творения.

Она – чувствительна к прекрасному по природе, может быть, не понимающая сама себя, и потому трудно может выразить себя словами, но зато тонко чувствует прекрасные сочетания. Она может найти ту золотую середину чувства меры, которую словом можно описать как «достаточность». Она обладает редким даром вовремя остановиться при буйстве фантазии в украшении помещения, самой себя или других. Она способна найти достойное сочетание ассортимента магазинов с неограниченными денежными возможностями. Она та, которой доверяют богатые люди. Она притягательна своим тонковзвешенным очарованием внутренней чистоты. Она – богиня благородства, если переводить на русский. Она – украшение любой обстановки, если того пожелает. Она – не боится быть служанкой, если того пожелает.   Битвы ведутся с алчностью, чтобы что-то получить, а в служении (бхакти) только отдают.  Мудрость не отнять, не украсть и не завоевать, её можно только достичь трудом. Нет большего богатства, чем знание.
При наклоне с настоящей принцессы корона не падает. Там, где она, всегда есть  чистота. Душу, сознание и тело она  соединяет так, будто мёд и  молоком. Её внутреннее сияние отражает обстановку вокруг неё, являясь продолжением Ауры в Майю. Все, кто чувствуют красоту, даже не находя слов для её описания, хотят остаться в обстановке с её присутствием, иногда даже проявляя дерзость в неуместной настойчивости. Но на то она и творец, чтобы внутренней женской силой отталкивать из ауры то, что не должно оказаться с  ней  – неправильное и безобразное, и может притягивать  притягивать правильное и красивое. Её отношения бывают не только от родства, но и от любви.
В философии сказано, что весь мир – иллюзия, согласно чему никого нет в реальности, но не надо слишком буквально воспринимать философию и считать несуществующим влияние богини.
Она слушает внутренним взглядом неслышимые тонкости эфира, она видит чувства в игре тонов, она осаживает самое лучшее в формы и их сочетания, она не строит безобразные миры, но она экспериментирует. Украшает мир богиня дизайна, повелительница искусности, та, кто поддерживает равновесие удачи и роскоши.
В мире есть разные женщины, одни – те, которые умны, но до красоты им далеко, другие, богаты красотой, но пусты умом, в некоторых есть оба качества, но искусства нет. Но она – из тех необычных женщин, которые являются чудесным соединением искусства, ума и красоты. Она идёт по пути созидания и свободна от заблуждений гордыни.

\\\Считалочки
Если говорить откровенно, то богиня достаточности всегда была очень востребована людьми, хотя и надо учесть тоже, что недостаточно понимали требующие себе благ, насколько им достаточно достаточности и как далеко они хотят уйти от недостаточности.
А если переводить на русский, то чувство меры очень часто игнорируется в стремлении к ненасытности. И тогда богиня достаточности вовсе не виновата в том, что осталась незамеченной для ищущих достаточность на весах достатка и недостатка. Ведь путь поиска достатка может оказаться настолько длинным, что мостик схода заблудшего сознания из заколдованного круга  остаётся незамеченным в ходе Времени.
При всех нюансах дизайна Времени не когда не может быть скучной, ей есть чем удивить  ищущих её присутствия. Есть дизайн пространства и для тех деток, что вовсе не ищут ещё мостик выхода из очарования собственным существованием  и даже считают выход несуществующим.
Но разве считать трудно? Многие счетоводы насчитали себе на сумасшествие, и сколько их ещё не войдёт на правильный путь в будущем? Считать – не мешки ворочать, и уж тем более, не пошевелить счётом никакую спящую извилину. Наоборот, – многочисленные счетоводы очень даже хорошо спят в потоке цифр, – как несообразительное бессознательное. Механика пространства для них всё ещё незаметна. Можно было бы спящим богатырям и принцессам прыгнуть с одной шестерни вселенской механики на шестерню вовсе не похожую на привычную,  можно на новую шестерню прыгнуть, – на небывалую. Но откуда знать спящим что-то ещё, кроме убаюкивающей считалочки? Им проще работать, – смысл слова труд ещё далёк от их понимания. Считать даже обезьяна умеет. Да что там обезьяна? – даже калькулятор считать умеет.
Эоны лет ещё нужно покрутиться в сфере планеты для смертных, – пострадать сполна, чтобы опыт пожать считания, остыть к роботам и обрести мудрость, обратясь к огненности. Мудрость можно обрести, обретя знания, от глупости можно так спастись. Но обретение знаний не предполагает появление мудрости автоматически. Надо будет пройти проверку практикой знаний, столкнуться с трудностями нешуточными, набить шишки на граблях знания, чтобы найти путь к мудрости.

– Так, – рассуждала богиня дизайна Лабиринта, – если я не поставлю грабли на пути к богине Мудрости, то как поймут, что грабли есть даже на прямых путях? Я понимаю, что путь к правде – самый короткий, но если не с чем сравнивать, то, как дойдут до спасительной двери в случае опасности? Пожалуй, я поставлю тут указующий маячок. Самые смышлёные поймут, что конём можно ходить только по граблям, и там, где конь тела набивает себе шишки, там ферзь ума сможет найти путь к выходу. И ещё я им дам в подсказке образ кентавра сказочного, может быть, самые смышлёные спрыгнут с коня желаний тела и проложат прямой путь к свету интуиции. Сфера за мостом ищет опалённых огнём мудрости, но не сожжённых.
Улыбнулась богиня Мудрости – воссиял свет на маячке.
– Смотрите, – воскликнула девочка, – есть свет в конце тоннеля.
– Где? Где? – засуетились слепые и даже проснулись спящие.
– Вон, – видите свет за лесом граблей? Там – Солнце правды и исцеление в лучах Его.

\\Дели на три
Если женскую энергию разделить на три – дух на троицу, то без богини чистоты и красоты, невозможно красивое и чистое, без богини действия невозможно движение, без богини знания невозможно творение. Потому и пришлось создавать в равновесии: науку, идеалы и искусство умений.
Благословлён тот божественный дух, кто способен совладать хотя бы двумя женскими силами. Откуда пошло профанированное «многожёнство» у смертных? Всё от туда же – свыше, ведь, как уверяют древние исследователи, всё, что наверху, подобно тому, что и в нижних измерениях, но уже как бы основательно профанированное до неузнаваемости.
Откуда нормальному божеству догадаться, что его преданные в яви начнут мужество управления женскими энергиями путать с сексом и охмурению подарками?
Да, женская сила слаба на подарки, особенно на необычные, и даже совсем очерственевшие колдуньи реагируют на любовь, пусть даже как на антипод, и даже всячески сопротивляются ей, но всё равно принимают подарки.
Нормальный бог знает, что управление даже двумя жёнами – это либо постоянное подавление бунта на корабле при не стихающем шторме чувств, или же содружество. Второе –  крайне редкое явление.
В основном семейные посудины гибнут по причине неуравновешенной бури чувств. И даже если денег у мужа в достатке, и он способен дорого отделать обе каюты для своих пленниц, то это ничего не значит, – купленное молчание чувств женщины очень дорого стоит в итоге и больше похоже на двухкомпонентную взрывчатку: по отдельности два вещества почти безопасны, а будучи вместе, опасны как ядрёный заряд. И даже у тех, кто печатает деньги, не хватит денег долго удерживать управление такой яхтой.
Почему так? Во-первых, безмерные женские силы могут быть усмирены только огнём искренней любви. Влюблённая  сила запросто проведёт с милым весь земной рай в шалаше, зная, что лучше этого ей уже ничего не надо. Но есть ли такая сила у первопечатников денег? Нет.
Во-вторых, если мужу досталась ненасытная старуха, то она не только мужу вынесет мозг, но и любую золотую рыбку доведёт до крайней суровости. Как все знают по сказкам, такую семейку ожидает только разбитое корыто.
А теперь пусть представит  муж, что рядом с ним таких старухи может оказаться две, и тогда адом может показаться жизнь на берегу даже самого обалденного моря.
Всем косящим под богов человекообразным следует хорошо помнить о взятой на себя ответственности. Женская сила недолго будет носить обман в сердце, женская сила недолго (в вечности) будет обманута красивыми вещами и лукавыми словами притворства. Женская сила обязательно выглянет из-за пелены подарков и снимет лапшу звуковых иллюзий с ушей, она обязательно захочет узреть настоящую любовь в своём женском сердце. И благо тому мужу, кого после всех проверок одарит своей любовью мудрая женская сила. Не об оргазме после трения тел речь, но о ментальном насыщении сознания равновесием. Всё Мироздание держится на балансе мужской и женской энергии, и баланс тот обеспечен энергией Любви.
Горе тому, кто в поиске своей второй половины обманул много женских сил. Устройство женской энергии в этом случае достаточно примитивно и механично: объединившись, эта группа возвращает дерзновенному наглецу сполна. Доказывающий свою мужественность на обмане женщин – не мужчина. За правильные поступки женская сила дарует счастье, за неверные – наказание. Каждому мужу нужно составить список обманутых им и умножить на количество обманов, и  последствия прикинуть.

Дракон почти спасён.

37. Эльфы

Время шло, а Эльфа нигде не было. Эльфика в поиске его облетела все коридоры, но – ничего… никаких следов. Оставалось только возвращаться назад, как вдруг её взгляд выделил тёмное пятно на стене. С виду стена, как стена, но стоило подлететь поближе и заглянуть чуть под наклоном, как перед ней открылся проход. Он был тёмным, впрочем, как и всё в кощеевом царстве. Внутри она обнаружила вертикально уходящую вверх винтовую лестницу. Взлетев вдоль её до самого верха, она была поражена тем, что это сооружение ничем не закончилось. «Ведь не может оно закончиться вот так, – подумала Эльфика, –  ведь для чего-то это строилось?».
Но никаких видимых проходов и выходов не было видно, кругом одни каменные стены. «Здесь явно какая то тайна,» – поток мыслей не останавливался и она решила осмотреть каждый кусочек каменных стен, нажимая на них. Обследовав так большую часть стены, она немного загрустила, ведь время шло и Эльфу оставалось всего часов 20. Этого было так мало. Она расстроенно вздохнула, но вновь собралась с силой воли и продолжила своё обследование. «Нельзя давать себе слабину, это не приводит к хорошему, а только мешает,» – сказала она вслух. Но мысли всё приходили и приходили: «может у меня не хватает сил для нажатия нужного, может я ещё что-то упустила, может, это ловушка….»
Неожиданно она почувствовала дуновение свежего ветерка. Воздух шел через небольшое отверстие. Она протиснулась в него и оказалась на открытой площадке, под которой была нескончаемая пропасть. А перед ней открылся пейзаж, и то самое озеро, где они  расстались Мухой и пошли пешком.
– Ты за мной прилетела? – услышала она хриплый незнакомый голос. Резко обернувшись, она увидела сидящего на корточках Эльфа.

Радости её не было предела. Она обняла его, но он издал непонятный звук, наполненный болью и страданием. Вид у него был удручающий. Стало непонятно:  это он пришёл спасать Девочку или уже и его нужно спасать? Второе больше походило на правду. Он рассказал, как вступил в бой, а потом, как спасался от стражников Кощея. Раненный, холодный и голодный он нашёл какой-то интуицией этот лаз наружу, но не имея крыльев оказался в ловушке. Эльфика громко свистнула и на этот свист через минуту прилетела Муха. Она помогла взобраться другу на спину Мухи и они спустились вниз , к подножию холма, – туда, где ждал Грей.
За это время Грей научился охотиться на разных вредных насекомых и чуть было не слопал нашу Муху. Но спасительница Эльфика предотвратила катастрофу. Грей помог Эльфу согреться в его шерсти и лизнул его рану  своей целебной слюной, для быстрого заживления, а Эльфика собрала ему пыльцы с лекарственных цветов…
Эльф на глазах  поправился, восстановил силы,  и был опять готов на подвиги. Но времени оставалось совсем мало и Эльфика настойчиво отправляла его домой:
– Не трать время
– Я не вернусь домой, не выполнив задание, – твёрдо и непреклонно сказал Эльф. – Лучше, нужно подумать, где Девочка могла потерять кристалл, Грей, вспоминай…
– Когда мы зашли в тёмное царство, кристалл должен был быть у неё в кармане. Далее, она наклонилась за грибом…. Как-то раз она потеряла так ножик, которым срезала грибы. Может, и в этот раз кристалл выпал из её кармана? – задумчиво рассуждал Грей.
– Тогда тебе задание: беги по следу, как вы шли, и постарайся найти этот кристалл, это очень, очень важно, – сказал Доминик.
Грей кивнул и побежал навстречу к новым приключениям. Он был рад, что может стать полезным и что может размять свои старые косточки, застывшие от долгого безделья.

38. Вээс с Драконом

Для Девочки теперь не составляло труда перемещение, после напоминания Шуриком во снах про робота на плече и про систему «Полигон». Поэтому она напрямую направилась к Дракону, пока  голограмма созданная Трудиком  отвлекала внимание ретивой стражи, которая, похоже, ничего не умела больше делать, да и это делала отвратительно.
«Да и вообще, как я могла забыть свои способности? Ведь мне, чтобы быть незаметной и приспособления никакие не нужны, а просто направить свое астральное тело в другом направлении… Да уж, падение в нижние миры не проходят даром. Интересно если я это вспомнила, то, что я ещё могу вспомнить?» – от этих мыслей  она улыбнулась,  и ещё быстрее зашагала к Дракону.
«Надо узнать, чем дышит этот приземлённый набор ящериц. Может, там – три дятла, как минимум, и два отброшенных хвоста… и ноль интеллекта уже? Тогда сам процесс спасения придётся переиначивать с нуля: нельзя использовать устаревшие конструкции и те формы борьбы, которые раньше были  приемлемы.»
«Мы начинаем видеть образ, как только начинаем слышать слово, – всплыла в голове фраза, –   И, наоборот, образ вызывает слово, а это значит…  я проведу с Драконом эксперимент. Но нужно срочно найти кристалл. Именно он – ключ в игре».

– Мне так не нравится, меня это бесит, ры-ррррр, – зарычала первая голова Дракона.
В этот раз первую голову бесило буквально всё, а Вээс показывала ему то одну вещицу, то другую. И разная реакция была на разные вещи у Дракона.
Вээс продолжала играть в какую-то неведомую магию перед глазами дракона, казалось, что она играла в какие-то чудные шахматы; и, хотя фигур на столе было не более трёх всегда, но правила были неизвестны, от того чудной казалась эта игра.
Но не мог дракон ударить в грязь мордами перед девочкой, и потому кивал понимающе, в такт её ходам. Не знал Дракон, что Вээс играла с ним в любые игры, лишь бы Дракон начал играть.
Он не маленький был уже, потому и трудно вникал в детское. Нестарый дракон был телом, а слишком взрослый сознанием. Потому и проблема была недетская с его тройственной психикой –  придавленной обстоятельствами взрослыми, и цеплялся зубами за оковы свои дракон, лишь бы не потерять груз давящий, вопреки всякой логике.
С высоты божественной, если смотреть, то лежал Дракон в Лабиринте – в Тупик упёршись. И с его стороны угрюмость была и тупость от этого. Не хотел летать тот Дракон, вот и придавило его обстоятельствами тяжёлыми.
И нужно было девочке раззомбировать все три головы, поэтому и ведьма ей помогала, и даже Кощей был не против, но тупил Дракон, тяжко давалось ему просветление.
Вот он  – свернулся калачиком в тупике Лабиринта, и скучает. А ведь стоило только подняться на воздушном шарике над этими тёмными грёзами и увидеть, что, на самом деле, это – всего лишь  двухмерный лабиринт, из которого можно подняться аж на пятый уровень.
Но кристалла пока не было и игра эта –  только разминка перед новым началом чего-то, чего-то большего и прекрасного.
Заинтересовали Дракона эти новые многомерные шахматы. И он чувствовал, что эта девочка в глупости играть не собирается. Он понимал, что он – дракон – нафиг не нужен никаким девочкам, по идее, но одна, всё-таки, общается с ним и это не сон. Она не просто мозг морочит, она ещё нечто несущая, может, флюиды новые несёт, а может, – корзину мыслей, а может, – мозги новые, кто её знает?
И присмирел Дракон и не стал выпендриваться,  как ранее он это делал. И стал вникать в игры девичьи и смысл в её словах искать. И стал наблюдать за этими женскими шахматами, стал сигналы в них изыскивать и в подсказки вникать, хоть и непривычно ему это было, и не получалось ничего по началу,  как и всегда бывает в новом деле. Но твёрдо уже решила одна из голов, что надо выпутываться из этого безобразного состояния дел, и забегая вперёд, можно сказать, что вторая голова это решила, находясь во сне особом, но не в отключке.

39. Кристалл

Ни Ведьма, ни девочка понятия не имели о том, что конкурируя со своими тёмными собратьями, Кощей поставил на таможнях в его трёхмерности особые устройства. Они уменьшали любой минеральный предмет приходящий из иных царств. Чтобы не было конкуренции с властителями иных царств (а внутри трёхмерности ценились материальные ценности), и чтобы не вздумал кто-либо притащить с собой нечто ценное и стать более могущественным, чем Кощей, и было разработано такое устройство. Если кто думает, что Тёмные царства не изобретают всё более совершенные устройства, то они ошибаются. Джины не могут духовные планы создавать, а в вопросах Материи они разбираются в совершенстве и вполне умеют строить замки любой сложности «за одну ночь».

Но это мы отвлеклись.
Так вот, Кощей уменьшал глобально любое значительное богатство, если оно было материальной природы.
Девочка даже не знала, что такое вообще может быть, и поэтому её план поиска утерянного кристалла лежал в плоскости трёхмерных решений. Особенно она надеялась на собак и на их чутьё. А какое чутьё унюхает нанокристал? – который к тому же и не терялся, а если даже и потерялся, то вовсе не обязательно, что на этой стороне портала.
Без кристалла голова дракона не очнётся, и это была проблема. Девочка уже несколько раз убедилась, что Дракон явно не адекватен. И без кристалла ускорить изменение ситуации не представлялось ей возможным. Она не могла представить, вот и не учитывала совсем иные реалии поэтому. Говорили же ей мудрые дяди, что в детстве ещё очень важно не терять способности к правильному воображению – как расширенном представлении о пространствах возможностей.
……………………….
Тем временем Грей бегал, бегал, но так и вернулся весь  удручённый и  с пустыми лапами.
– Нет ничего, я всё просмотрел, – выдохнул он и усталый плюхнулся в траву.
Эльфы переглянулись, – Мы тогда сообщим Девочке и Дракону.
Грей махнул головой, что означало, что он понял.
Пробираться по знакомым коридорам было гораздо легче, чем в первый раз. Да и Муха на этот раз помогала Домику. Они нашли общий язык и Муха телепатически понимала наперёд все команды своего друга-наездника.
Девочку они застали у Дракона, как раз за игрой в новые непонятные шахматы. Сев к ней на ладошку, они быстро рассказали, что так и не нашли кристалл.
Дракон насторожил уши, ему было любопытно, но он так и ничего не понял, но придвинул третью голову ближе.
– Должен быть какой-то выход, – рассуждала девочка, – ведь нет безвыходных ситуаций. Причём выход этот, наверняка,  лёгкий и лежит на поверхности. Давайте  начнём сначала: у нас есть Дракон, вторая голова которого спит, и наша задача разбудить её. Ещё мы знаем, что её трёхмерное отражение – ящерица этой головы –  пребывает в трёхмерном измерении, и бегает где-то там, – Вээс махнула рукой в сторону внешней стены,  – на каких-нибудь песчаных карьерах. Чтобы выполнить задание мы должны показать одну вещь, которую мы не можем найти, Дракону или этой ящерице… а дальше всё должно случится как бы само собой.
«Ах вот почему Девочка играет со мной в эту игру, но что это за вещь, которую я должен увидеть?» – подумал Дракон.

– Где же я могла его потерять? – продолжила задумчиво Девочка.
– А может ты его и не теряла? – так же задумчиво продолжила рассуждения вслух Эльфика.
– Ты что-то знаешь, чего не знаем мы?
– Может, это и не имеет отношения, но…, – Эльфика взяла паузу и продолжила, – издревле,  от бабушки к бабушке, предавались знания в нашем роде, что, мол, слеза эльфийская способна менять качества предметов, но  её нельзя применять  для эгоистичных целей. Я и не применяла пока эту способность, она мне была без надобности,  и даже стала забывать о ней немного.
Эльфика огляделась: на неё смотрели 10 заинтересованных глаз.
– А дальше? – с нетерпением и интересом попросила девочка.
– Химия эльфийских слёз имеет способность увеличивать предметы, но я не знала как это применить… чтобы с пользой.
Вээс вздохнула, поняв, что она не знала про это вообще ничего, даже в намёках, про свойства слёз.

– И как я могла забыть? – глаза Эльфики зажглись огнём надежды,

–  Ведь кощево войско вело разработки по уменьшению предметов. Определённые лучи… все предметы попадающие в тёмное царство… имеющие определённую  твёрдость или плотность,  уменьшаются, – добавила Эльфика, –  потому что всяких богатеев к нему много заглядывало, но все уходили ни с чем, потому что тайна сия никому не была известна…, почти никому.

Царица эльфов обязана знать больше, чем знают остальные, и царица эльфов знала,  что такие разработки велись и имели успех, потому что ей разведка докладывала. А остальные знали не всё, но сколько именно они не знали, они даже представить себе не могли, поэтому и не представляли.
Так каждый знал какую-то часть, и чтобы свести всё в общий круг, типа, построить большую мозаику, нужно было делиться информацией, а чтобы начать делиться, нужно было полное доверие. И именно испытания и приводили к этому доверию.
– Если это так, – окрепшим тоном продолжила Вээс, –  то, возможно, он ещё находиться в кармане… и тогда потребуется твоя слеза. Но он настолько мал, что я не смогу его найти. Придётся кому-то из вас нырнуть в мой карман на поиски.
Домику было проще это сделать и он вызвался. Вээс намотала нитку на палец и опустила свободный конец в карман. Долго Домика не было. Все ждали, и даже не верили, что всё может сейчас решиться. И плохо, что не верили. Возможно именно поэтому Эльф ничего не нашел. Чтобы точно убедиться Эльфика тоже продолжила поиски, но и эти усилия не дали никакого результата. Кристалла не было в кармане.
– А счастье было так возможно, – произнесла Вээс, выражение из Онегина,  – но нужно думать дальше. Если действительно предметы уменьшаются, то….
В это время охрана зазвенела ключами, – пришло время расходиться.
Вээс приказала Домику Мухой лететь в сказочное царство, потому что у него оставалось всего несколько часов. Заодно была возможность  проконсультироваться с Ведьмой. А сама отправилась к Кощею, тем более у неё было о чём с ним поговорить.

40. Завтрак
– И что ты думаешь, Вээс, что только в твоём царстве какие-то новые штучки? – с порога начал разговор Кощей.
«Откуда ему было знать, что я не с пустыми руками шла?» – промелькнула первая мысль, но Вээс быстро сообразила, что, конечно же, он слышал часть разговора. Но так как он точно знал, что она не претендует на его кресло, то и не особо важно было, что слышал Кощей, а что для него осталось тайной. Кощей не мог даже представить, что у неё совсем иной тип представлений о богатстве. Для неё богатством был кристалл. Из-за того, что она шла Дракона спасать, а не за барахло конкурировать. И он тоже не знал, что уменьшил ведьмин кристалл.

Но он знал, что рыжебородая микромерзость из его помощников, которой он доверил изобретение наноуменьшительных технологий и расстановку вышек облучения, разработал поле уменьшающее всё минеральное подряд – без разбора на ценное и неценное.
От этого и ценные вещи тоже уменьшались до несоразмерности с представлениями трёхмерных о весе и мере. Нановещь становилась невидимой и неприменимой, хоть и сохранялась в вариантах пространства. И уменьшенное восстановить уже было невозможно, даже если просто отключить поле, предметы уже не восстанавливали свои размеры. Да, дохода видимого не приносило это поле, но своё предназначение защиты от внешнеэкономических конкурентов выполняло, а побочные эффекты считались незначительными.

Зато Эльфика знала, как увеличить уменьшенное техникой.
«Хм, – подумала девочка, – так значит всё подтверждается, я подверглась облучению, и я не теряла кристалл, во всяком случае, до того, как он умньшился. Я не могла его потерять, я следила за его наличием, и только после пересечения границы сфер я упустила момент контроля…чего, впрочем, совершенно достаточно оказалось.
Следовательно, если его нет в кармане, то он мог выпасть, как пыль, в любом месте тёмного царства».
Холодок ужаса проваленной миссии моментом проявил испарину на её лбу, дурацкие варианты позора-позорищного табуном метнулись в её сознание дикими кобылицами, и почти уже затоптали спокойствие
«Стоп! Подумаю об этом позже, а сейчас нужно полезно использовать переговоры с Кощеем!» – она   поставила жирную точку всем дикостям испуганного мышления.
Послушный ум остановил мгновение и все кобылицы застыли в тишине – как в стоп-кадре…  тут же исчезнув в следующее мгновение.
«Нет никаких причин для беспокойства, и из этой ситуации найдется полезный выход. Видимо это тоже для чего то нужно, что я пока не понимаю».
Девочка мысленно улыбнулась и улыбка проявилась на лице.
– Ты что, не веришь мне? – спросил Кощей, – я тебе правду говорю.
Увлечённый хвастовством Кощей даже не прочёл мысли Вээс, это было явно на пользу Вээс, что она сразу и поняла, ведь должна быть в девочке загадочность с девичьей тайной.
– Нет, нет, я просто представила, как расстроились те богатеи, что приходили к тебе со своими богатствами.
– Ну, да, многие из них стояли тут передо мной, уверяя, что богаты и сильны. Я умею управлять Материей, а они не умеют создавать богатства, если у них отобрать его, то и они – никто тогда.
– А что ты с ними делал?
– Ничего, отправлял – откуда пришли, чтобы все знали, что я – великий правитель, и нет никого выше меня. Во всяком случае, я в это верил до твоего прихода.
– А сейчас не веришь?
– Сейчас я сомневаюсь уже.
– Ты это только своим подчиненным не говори, потому что Царю опасно сомневаться, – улыбнулась Вээс,  – ты можешь мгновенно превратить в трусов своих самых  смелых воинов этим признанием.
– А ты не боишься, что после пробуждения Дракона мир тёмный и сказочный, оба… все миры  исчезнут?  – парировал Кощей.
– Не бойся, мир не исчезнет, а приобретёт новое направление, и цели будут куда более глобальные и красивые. То есть,  перейдёт на новый уровень, – как и в любой игре.
– А буду ли я там царем? Не-е-е, это всё как-то опасно для меня,  – пробурчал Кощей.
– Ты прям, как Индра… тот тоже постоянно боится потерять свой трон, – протроллила Девочка Темнейшего. Она знала, что именно Индра был вечным соперником Кощея, так как царствовал в Небесном Мире, а Кощей – в Подземном.
Реакция на заставила себя ждать. Глаза Кощея вспыхнули на мгновение, но ментальная составляющая быстро успокоила эмоциональную вспышку и… Кощей рассмеялся. Тёмные всегда смеялись, когда замышляли что-то злое или когда пытались казаться не испугавшимися.
Но на этот раз смех Кощея был другого качества.

41. Неожиданность

Эльф с Мухой аккуратно пробирались сквозь травы, так как подниматься выше было опасно. Когда опасный участок был преодолён, полёт пошёл на высоте и они стремительно приближались к сказочному миру.
Но вдруг внимание привлек блеск среди травы. Домик направил Муху к этому месту, блеск по мере приближения увеличивался. Вдруг,  это и есть кристалл? Подлетая к месту свечения, они увидели  несколько светляков, и… в этот момент они почувствовали, как их что то накрыло.

Крылья быстро запутались в ткани… стало понятным, что слишком рано расслабились и потеряли осторожность. Ведь в кощеевом царстве было много тех, кто служил Кощею, не по принуждению, а по общей злой заинтересованности.
Домик в той суете нащупал крыло Мухи. Она билась в испуге.
– Тише, тише, – произнёс Домик, пытаясь успокоить Муху. – Мы обязательно выберемся.
Несколько минут темноты и глаза начали привыкать. Сквозь просветы мешковины можно было рассмотреть, куда их несут. Но пейзаж оставался одним и тем же: полузасохшая трава. Было видно, что за природой здесь не ухаживают. «Может я услышу речь какую-либо», – подумал Домик. Не успел додумать до конца, как мешок встряхнули и они полетели вниз головами. Удар о пол был на удивление мягким, – по полу была рассыпана солома.

Поднявшись на ноги они быстро осмотрелись. Хронометр показывал, что у него осталось время меньше часа. Но стрекотание и мягкое шипение прервало размышление и обернувшись они увидели ползущих к ним двух змей. Медленно пятясь назад от угрожающей опасности, Домик споткнулся и упал, Муха подхватила его и с помощью крыльев увернулась от первого удара маленькой кобры. Второй удар, и Муха опять увернулась от змеиного нападения. Домик нашёл небольшую палку и начал так же маневрировать – где отбиваясь, а где изворачиваясь, то кувырком, то бегом.
Бой этот шёл долго, пока наблюдавшим за ним родителям змей не надоело и смелость мелких насекомых,  в противовес нерасторопности их детёнышей, не вывели их из себя.
Влетев в клетку, Мать-Кобра шипя и гневаясь, оттолкнула своих детёнышей и медленно поползла к маленьким героям, расстояние быстро сокращалось и нужно было что-то предпринимать. Они смотрели друг другу в глаза и в этот момент Муха оттолкнула Домика и взлетев на уровень глаз Кобры, произнесла перед самым броском Кобры:
– Остановись. Ты, Кобра, должна помнить школьный урок, когда маленькая царица-кобр пришла на занятие вместе с Мухой?
Кобра немного дернула головой от наглости, неожиданности и вдруг нахлынувших воспоминаний детства.
– Помнишь? – продолжила Муха, – в то занятие маленькая кобра и муха научили вас доброте и настоящей дружбе.
Кобра размякла и действительно вспомнила тот необычный день. Дружбу в школе и свою беззлобность.
– Так это ты? Та самая Муха?! – удивленно и радостно воскликнула Кобра. А где моя подруга Кобра? Я давно её не видела, – в этот момент она задумчиво, положила свою голову на кончик хвоста и продолжила, – это конечно и понятно, я сейчас живу в темном царстве? У меня так много к тебе вопросов….
Домик удивленно смотрел на происходящее и понимал, что он ничего не понимает и не знает.
– Царица Кобр выполняет свои обязанности, проползая по разным сферам и мирам. И сейчас нам нужно преодолеть границу Тёмного царства, иначе Эльф навсегда потеряет крылья. Помоги нам выбраться.
Муха до этого не говорила, а теперь,  когда заговорила, то стало  понятно Эльфу, что она знает гораздо больше его.
Кобра,  увидев оцепенение и удивление Эльфа,  кончиком хвоста прикрыла его открывшийся рот. Это вывело Домика из состояния удивления,  размышления и оцепенения.
«Что же здесь все мне рот закрывают?» – подумал Эльф. Но настроение его было ближе к вдохновению. Он понял, что спектакль здесь идёт ещё тот, что не соскучишься,  и что он всё равно узнает все секреты и спасёт мир.


Кобра помогла им выбраться из логова змеиного, они попрощались, у Кобры даже слеза заблестела в глазу, что говорило, что сердце её всё вспомнило, и снова стало живым. И полетели наши герои к границе. Ведь времени оставалось совсем мало.
У Домика тоже было много вопросов, но он сдерживал себя и ждал подходящего момента.

\\Для читателей эта история с Мухой и Коброй опубликована отдельно. Царица-Кобра будет ещё не раз упоминаться в нашей сказке, так как это ключевая фигура бороздящая океаны пространства и времени.

42. Продолжение завтрака
– Твои Джины строят и разрушают замки за одну ночь. Ты действительно обладаешь могуществом в твоём Тёмном царстве, и я с этим не спорю.
Кощей прищурил правый глаз, совсем незаметно для обычного обывателя, и чуть распрямил спину. Было понятно, что реакция на слова о его могуществе ему приятны. Наблюдательности Вээс научилась у Шурика и поэтому не упускала мелочи, которые вызывали реакцию собеседника. Она продолжила:
– Ты действительно закошмарил это пространство, уверовав в своё могущество. Но сейчас ситуация такая, что необходимо войти в правильную дверку, подобрав правильный ключик.
Поэтому ты позволяешь встречаться мне с Драконом и тщательно документируешь все наши беседы. Я знала, что ты будешь записывать и следить, но ты не знал, что мы будем записывать тебя и анализировать твои логические цепочки. Всё это делается не ради банального любопытства или приступа шпионофанатизма, но в медицинских целях.
Потому что надо подобрать ключ к вашим тупикам и заблуждениям, чтобы выпустить желающих выйти из Лабиринта.
Мы покажем вам – тёмным – люк в вашем танчике, вы можете выглянуть из него на свет, и если не понравится, то можете опять спуститься в своё болото до следующего Великого Цикла всех циклов.
И можете продолжать играть в свои родовые и генетические сословия, утеряв смысл происходящего на тысячелетия, утеряв ответственность, утеряв понимание смысла рождения на кальпы времени.
– Красиво. Но ты это уже говорила, хоть и менее красиво, – невозмутимо согласился Кощей.
Девочка продолжила:
– Закрепление сказанного по спиралям даёт тебе возможность не терять нить спасительную и не забывать соль происходящего. Когда-то давно ты нырнул аквалангистом в Темень Материи и на какой-то ступени, в некой Сфере сказал: «Я здесь Хозяин». Забегая вперёд нужно сказать, что хозяином ты оказался хреновым, что, по прошествии эонов, стало видимым явно. А теперь ты столкнёшься с самим Архитектором, после того, как закончится моя миссия – удачно или нет.
– Прости, удачно или нет … это ты – про свою миссию или – про мою с Архитектором?
– Я про нашу с тобой игру. Так вот, выбрав положение хозяина и являясь Люциферо-Кощеем, и светочем для остальных своих, насколько ты ещё способен излучать тот самый изначальный свет?
– Я перестаю тебя понимать. Какой же я светоч, если я темнейшество? – переспросил Кощей.
– Ты просто изрядно потускнел, наше Темнейшество, – если переводить на понятный язык. Ты завёл весь свой мир в Лабиринт, из которого сам не способен уже выбраться.
– До твоего прихода, мне даже очень комфортно было в моём мире и выбираться совсем не хотелось и даже об этом не думалось.
– Вот вот, ты даже не сознавал –  как глубоко и долго ты находился в этом.., – Вээс обвела взглядом вокруг и продолжила:
– Поэтому пришлось предпринимать и развёртывать целую операцию по спасению тёмных дураков от своего собственного тёмного кошмара. Тёмные Братья – всего лишь, ошибочно выбравшие путь.
Всего лишь, момент выбора – триггер. Меня до сих пор удивляет, Кощей, – зачем тебе Дракон в темнице, если ключ к его сердцу у тебя принципиально отсутствует? Получаешь наслаждение от обладания тёмной Материей? Это же опасно. Ты же не глуп и знаешь легенды о Матери Всего.
– Чего всего?
– Больше того, чем ты можешь даже себе это представить, ваше ограниченное Святейшество.
– Ты считаешь меня ограниченным какими-то ограничениями?
– Ну ты сам подумай: зачем мне надо расширять твой кругозор? Это мне не выгодно, если мерить происходящее твоей мерой.
– А почему Люцифер?
– Потому что нёс Свет, а потом замкнулся в этом мирке и решил быть правителем над всем и создать свой собственный мирок. Возьми того же Банасура или Джаланхара. Предел мечты – быть правителями всех Трёх Миров. Типа, украли Свет и – в кусты,  –  свой замкнутый мирок строить, в котором теряют святость и обретают пороки. А это гири на ногах, вместо крыльев. Мир переворачивается и падшие Ангелы боятся с тех пор выходить из материальной тюрьмы, и скафандр временный, мясной, воспринимают за любимую вещицу, которую  обувают, одевают и смотрят на него в зеркало. А ты когда-нибудь задумывался, кто смотрит из глаз в зеркало? Смотрящий в зеркало  не видит же того, кто смотрит в это зеркало из глаз, а видят временный мясной скафандр предназначенный для игры во взрослой песочнице, когда повзрослеет.
– Мы не можем украсть Свет, он нам противопоказан.
– Да, но вы магнитно тянетесь к Свету и завидуете светоносным. На том и построена эволюционная цепочка. Тёмные братья боятся прикосновения Света, но всегда его ищут через реинкарнации. И набив шишки о Вечность в таком парадоксе событий и желаний, постепенно становятся добрыми героями, а в последствии, и сами защищают пространство  от Хаоса, по причине обретения Мудрости. И защищают Лестницу Небесную от недостойных и не противящихся злу.
– Так ты хочешь сказать, что мне доверят защищать Небесную Лестницу?
– Ты и так это делаешь, но только с неправильной мотивацией, то есть, с эгоистической. Ну, а те, кто подвержены злу не могут к ней подойти, да и найти её не способны. Зато они легко входят в Подземный мир, – улыбнулась Вээс. – И это их выбор, это их способ  жить – опасный для самого проживающего.
Этот завтрак был настолько интересен им обоим, что затянулся дольше положенного. Но кому положено? Эти двое почти сами себе хозяева, но от них много чего зависело в целой Вселенной. Поэтому  Боги с улыбкой и любопытством наблюдали эти завтраки и некоторые из них даже видели позитивные сдвиги.

– Вот скажи, куда ведёт твоя винтовая лестница в башне? – неожиданно спросила Вээс.
Кощей от неожиданного перехода моргнул левым глазом.
«Один раз моргнул»,  –  про себя зафиксировала факт  Вээс.
– Можешь пока не отвечать, – продолжила она,  – но вот сидишь ты в своём кощеевом царстве, а я хожу к дракону, ты всё это записываешь, потом слушаешь записи и ничего не понимаешь. А знаешь – в чём моя самая главная тайна?
– Нет, естественно.
– Ну, да, это я что-то глупое спросила. Но, всё-таки, сдаю её тебе, как на духу, со всей правдивой прямотой и без всякой хитрости: это моя игра, а не твоя, я пришла спасать тебя, а не ты меня. Соответственно, любое сопротивление с твоей стороны не имеет смысла, как кроме, если дать возможность всем моим друзьям достойно выполнить свои собственные игры и миссии в этом большом спектакле правильно. Поэтому я тебе предлагаю добровольное и полное сотрудничество с твоей стороны в сторону меня. Постарайся поиграть в игру по настоящему, ради всех остальных. Ты честно играешь против меня, а я – против тебя и никто, кроме нас двоих не знает о том, что мы играем правильную игру, вместо долгих времён игр неправильных и от этого стабильно недобрых. Ты не хочешь чтобы тобой кто-то командовал?
Кощей отрицательно покачал головой.
– Отлично, я тоже не испытываю удовольствия командовать тобой. Но, ради Общего Блага, я командую тобой четыре дня в неделю, а ты мной – три.
– Почему ты командуешь на один день больше?
– Потому что мы равноправные с тобой, а у меня на один ход всегда больше. К тому же, хоть ты и Тёмный Рыцарь, тем не менее, ты должен понимать, что Женское Начало начальней и гибче во всех отношениях. И это благословлено Архитектором, и это не я сказала, а в твоих магических книгах так сказано.
Ты уже долго ходишь по сердцам и головам, а я уже долго от избытка сердца чужие головы спасаю от тебя. Но отныне ты делаешь это в игре со мной, и в том твоё спасение. К тому же, у тебя нет выбора. Радуйся, что так мягко для тебя… прозвучал этот приказ №2.
– А почему не первый приказ?
– Потому что первый для меня. Когда-нибудь я покажу его тебе, чтобы ты не думал, что я обманываю тебя.
– Ну что ты, Царица, я очень серьёзно отношусь к твоим словам, и без умысла кривого, – наконец улыбнулся Кощей.
Это было настолько ошеломляюще для него, что до сих пор не смог переварить эту информацию из уст дерзкой девчонки. Он продолжил:
– Ты давай  – возвращайся в темницу, а мне нужно всё обдумать.
– Насчет животных: твои тёмные воины, охранявшие животных, не должны быть побеждены и уничтожены на этот раз. Нужно поступить красиво.
Мы с тобой придумаем такую для них игру, где, их сердца начнут биться огнём милости, и они сами поймут своё заблуждение.
Ты согласен? – Вээс посмотрела на Кощея.
Упоминание, что они вместе это решат, должно было заинтересовать Кощея, ведь это и будет игра, но только не как всегда – кровавая, а какая-то другая.
Вээс развернулась и пошла к выходу. Настроение её было приподнятым, ведь серьёзная работа была проведена и она чувствовала удовлетворенность от полезно проведённого времени. Но расслабляться некогда, нужно было решить проблему с кристаллом и с Эльфом. «Надеюсь с ним всё хорошо», – подумала Девочка.

43. Совещание   

Вээс вернулась в темницу самостоятельно, где  Эльфика и Дракон о чём-то эмоционально беседовали.
– Есть новости об Эльфе? – спросила Вээс. – Муха уже должна была вернуться.
– Пока тихо. А как Кощей? Судя по настроению, всё прошло успешно. – спросила и ответила сама себе Эльфика.
– Да, Кощей мне всё больше и больше нравится, и это очень странно, и даже неожиданно,  – с загадочной улыбкой сказала Вээс. – Начнём с того,   где мы вчера остановились: если кристалл уменьшился и его нет в карманах, то это означает, что он выпал где-то по дороге. И найти его не реально… на первый взгляд, – серьёзно продолжила девочка,  – но безвыходных ситуаций не бывает, поэтому давайте думать.
– Может,  Эльф какие-то подсказки принесёт? Ведьма-то должна знать, – предположила Эльфика.
– Это как вариант, но мы не можем только на него надеяться, нужно найти ещё парочку вариантов, – предложила Вээс.  – Дракон, ты какой-то тихий… может,  ты знаешь что-то и молчишь?
Дракон быстро несколько раз заморгал.
«Видно, я какую-то программу взломала.» – подумала Вээс.
Дракону было стыдно признаться в том,  что именно думал:  “что бы поесть?”. И он что-то неразборчивое промычал в ответ.
– Понятно, – подытожила девочка, – Дракон у нас – в отключке,  и думает о желудке, вернее желудок у него думает. Если, конечно, можно так назвать тот процесс, что у него в головах.
Дракон почесал изгибом  крыла третью голову и сказал:
– А я и не вызывался кого-то спасать и что-то менять не собирался. Меня и здесь всё устраивает.
Девочка и Эльфика переглянулись от такой глупости, безразличия и неуважения, и в один голос сказали:
–  Ну и сиди здесь.
– От Кощея и то больше толку, – продолжила Вээс, – и ещё Драконом тебя кто-то называл….  Ты похож сейчас на ящерицу, – всего боящуюся и ничего не могущую.
– Это я-то ящерица?! – грозно прорычала первая голова.
– О!! Это уже лучше, – опять, почти одновременно произнесла женская энергия в лице двух её представительниц.
– Ладно, вы тогда  отдохните от меня немного, разговор сегодня уже не получится,  мне нужно подумать.  – подытожила Вээс и ушла к себе.

44. Размышления Вээс

Когда Вээс осталась одна с Вороной, она погрузилась в  размышление, – ей нужно было осмыслить всю информацию.
– Я буду искать тех, кто может мне помочь. Наверняка здесь есть мурашики, паучки, или кто-нибудь ещё, кто может помочь мне в этой ситуации. А может, рассказать всё Кощею? А вдруг, он не поймёт или поймёт неправильно, и я себе только усложню задачу? Вот же я влипла, – ругалась на себя Вээс, – а с другой стороны, откуда мне было знать о таких нюансах?
Вээс с надеждой посмотрела на Ворону, – Может, ты узнаешь, есть ли у нас друзья в этой чёртовой Тьме?
– А как я узнаю – друг это или недруг? – они ведь все одно и тоже говорят.
– Да уж, вопрос не из простых. Но сказано в древних книгах: «по делам их….»
– Если будет возможность, я постараюсь наладить контакт с местными.
– Я напишу тебе послание в белой форме, там нельзя будет заменить слова, не исковеркав смыл, поэтому, если ты забудешь что или подменишь слово, послание понять будет нельзя. А если донесёшь верно, то этот слог тронет тех, у кого есть милосердное сердце.
– Я буду твоей телеграммой?
– Да, именно так.
Ворона сидела возле своего магического стола и смотрела на Вээс так, будто читает мысли.


Но Вээс думала в том диапазоне, который был выше вороньего, и даже кощеева, на порядки. Перехват тех её мыслей был невозможен. Слишком огромны и широкополосны были мысли девочки, для узколобых сознаний.
«Тёмные верят в соединение двух миров, а я пришла разбудить дракона для этого же. Следовательно, наши желания совпадают, осталось только донести до тёмных голов перспективы, но не испугав их.»
Разная мотивация пугает тех, кто напуган. Они хотели порабощения и славы, а она хотела освобождения для всех, и практиковала скромность.
Неожиданно сон склонил её и она перешла в совсем другой мир.

Сон:
В институте. Группа осознанных снов.
Одна девочка дошла до Горы, в которой был заключён Дракон, и сказала ему, что не боится его.
-Иди – спи, и не трогай меня, ты слишком далеко зашла. А если будешь настаивать, то не проснёшься.
– Проснусь, – дерзко заявила девочка, – это мой сон, ты не сможешь мне навредить.
Она уже слышала пение петухов за окном, чувствовала кожей одеяло, она вот-вот уже открывала глаза, а они не открывались… Она не могла покинуть сон.
Страх возник в сознании смелой девочки…
– Я отпускаю тебя, иди, но не беспокой меня больше, – услышала она, и глаза удалось открыть.
«Это не та девочка», – подумало сказочное царство.

Проснувшись, Вээс, посмотрела на часы, – сон длился несколько минут. Она зафиксировала сон в памяти и подумала: «Нужно понять к чему он. Что значит – это не та девочка? Значит, сказочный лес во мне сомневается? Может, вторая голова Дракона вовсе не спит, а притворяется? Чтобы понять это, нужно что-то торкающее неожиданно ему сказать и посмотреть на реакцию. Но что это? Ладно вопрос понятен и задан, ответ так же обязательно придет».  Она  перевернулась на другой бок и….
Сон:
– Нужно донести до муравьиного и пчелиного царства клич об утерянном кристалле. Если насекомые будут включены в поиск, то всё найдётся моментально, – объяснял часовщик Вээс. – Если каждая шестерёнка станет на правильное – своё место, то Единая правильная пружина всех будет крутить правильно. Очень важно искать его сообща. И совершенно не важно – будет он найден или нет. Кристалл – это повод.
Если ты – та самая девочка, то ты поймёшь мою подсказку, если нет, то будешь искать кристалл, а не спасать Дракона.
Вээс проснулась так же быстро, как и заснула, она была поражена чистотой и четкостью сна. Он дал ей важный ответ.
Вскочив, она понеслась к Дракону.

Продолжение совещания.
– Муха вернулась? – вбежав, спросила Вээс, и не дождавшись ответа, продолжила:
– Нужно донести до муравьиного и пчелиного царства клич об утерянном кристалле. Все, кто может нам помочь,  должны помочь. Каждый маленький паучок и червячок находиться на каждом сантиметре земли. Таким способом мы сможем найти кристалл.
Она запнулась, в голове стояли слова: «И совершенно не важно – будет он найден или нет. Кристалл – это повод».
В первый раз она не услышала смысла этих  слов, так как была увлечена идеей нахождения кристалла. Но даже тогда подсознание её работало и записало всё важное. И только сейчас её мозг напомнил об услышанном… а так же зафиксировал  навязчивость мысли про жучков и паучков.
«Если не важен кристалл, то тогда какова моя цель? Кощей понятно, а вот, что с Драконом делать, и какую роль он играет? Его первая голова сразу проснулась от упоминания ящерицы. И сон –  с ящерицей в моей руке. Разгадка где-то здесь».
Пауза сильно затянулась. На Вээс смотрели заинтересованно Эльфика и две головы Дракона.
Она продолжила вслух:
– Эльфика есть решение нашей маленькой проблемы, – у тебя войско своё есть, и сама ты местная –  знаешь всех. Объяви своим, что нужно клич всему животному миру сделать, каждому паучку, жучку и мышке, чтоб занялись поиском кристалла. И дай им описание камня и предполагаемые размеры. Если всем миром возьмемся за поиски, то результат не заставит себя ждать.
Всем эта идея понравилась, да и разумность в ней присутствовала, каждый клочочек земли таким образом будет исследован.
«Хорошая технология, таким методом в дальнейшем можно пользоваться для поиска полезных минералов. Но только тогда, когда люди подобреют и начнут использовать всё данное Землёй на благо, а не во зло», – продолжила девочка свою мысль.
Эльфика приняла задание и, вылетая из помещения, она чуть было не столкнулась с Мухой. Та, уставшая и запыханная, села на край стола. Вээс пододвинула ей блюдце с водой и все, набравшись терпения, ждали рассказа про их с Эльфом путешествия.
Муха напившись, почти в подробностях рассказала всё что помнила по этому поводу, упуская только маленькие моменты своего героического вмешательства в обстоятельства, чтоб не получать похвалу, да и не к чему было всем знать о её волшебных и даже божественных связях. Ведь история только начинается.

Все с облегчением вздохнули, узнав положительные новости,  и Эльфика полетела на задание с радостью в сердце, радуясь, что у Домика всё было хорошо. Муха немного отдохнула и тоже полетела собирать всех представителей животного царства. На этом собрании присутствовали только все самые лучшие и надёжные. Задание было роздано, все живые существа понимали важность этого проекта, понимали, что такими темпами, какими сейчас уничтожался лес и поля, скоро начнётся голод и не останется ничего. Поэтому все единогласно решили помочь.

45. Элита тёмного царства

Чёрная ложа имеет единое назначение – вредить живым существам, разлагать планету.
Обычно завлекают в чёрную ложу обещаниями долгой жизни, богатства и власти. Можно видеть – как тёмные вторгаются в разные слои людей под видом самых почтенных служителей общего блага.
Поэтому были те в элите Кощеевой, кто не желал меняться, потому что не смогли зло собственное преодолеть. Энергии зла неслись по трёхмерности мрачным потоком, силой инерции унося за собой тех, кто отплыл слишком далеко от спасительного берега.
Боялись они потерять власть и деньги, удовольствия и даже то, что могут безнаказанно, как им  кажется, мучать и издеваться над народом и животными. Они не знают в своей темноте, что власть это не награда, а ответственность, что нужно будет отвечать, отвечать за последствия дел. Вот и творят зло.
Восстали они против Кощея, предателем посчитали. Но Кощей на то и Кощей был, что обладал могуществом и силами сильными, что не мог его в тёмном царстве победить никто. И только Девочка смогла его одолеть,  т.к.  подошла с энергией милосердия, а эта энергия  не доступна для тёмных. Не умели они с сердцем общаться. Но Кощей почувствовал что-то необычное во всём происходящем, и решил исследовать то, что до сих пор было ему недоступно.
Жил он в своей тёмной, каменной пещере и не видел, что над ним сияет свет дня. Внутри пещеры нет никакого скрытого света. Вокруг Кощея – каменный склеп; внизу ему угрожает корень черноты, максимальной плотности; рядом и над ним не видится ничего. Не проникает свет в нижние слои. Такое положение дел  длится недолго по Космическим часам, но  долго –  по земным.
И не раз и не два так происходило уже, и заканчивается это безобразие всегда одним и тем же: звучит трубный звук разрушения. Ослепительна мощь приближающегося пламени. Таинственное землетрясение сотрясает пещеру; горящие Огни раздробляют майю, и вот, настаёт новая Эра. Исчезает мрак и чернота; разломлен свод пещеры. Свет жизни воссиял внутри.
И в этот раз результат этот же самый будет получен, но не с помощью разрушения, а… свет возродиться в сердцах тёмных. И научит свет  новой энергии. И изменится царство кощеево. Да будет так!
Но пока спектакль этот только разыгрывается, и ещё одна (очередная) концовка пока не настала. И в кощеевом царстве начались беспорядки. Пришли тёмные к Кощею с требованием отдать им ту Девочку для казни на костре, – всё как обычно, из века в век.
Выслушал Кощей их требование терпеливо, ранее бы быстро  – одним ударом –  сжёг всех без разбору. Но не в этот раз. Сказал, что подумает, поторговался с ними ради шутки и правдоподобности, и отправил всех в покои каменные под замки, чтоб и они подумали. С едой, питьем, чтоб не чувствовали себя они заключёнными, хоть таковыми и являлись.
Конечно же камеры злодеев были рядом с камерой Вээс. И она давно  чувствовала  концентрированную энергию зла. Но так как она уже находилась в тёмном царстве, которое только и излучало зло, то не придавала этому особого значения. И после проведения первого дня и ночи в темном царстве, научилась абсорбировать эту энергию и через сердце преобразовывать её в благостную. И именно этой энергией она окутывала Дракона и Кощея, и всё пространство вокруг. Пламени её сердца хватало на всех.
А каково же тогда было состояние тех злодеев, которых Кощей подселил рядом с Вээс, в виде эксперимента? Очищение, оно всегда болезненно, потому что боль и огонь являются лучшими очистителями.
Сборище пиратов, торгашей и бандитов  в темнице Кощея обозлено было  не на шутку. Но наша девочка не была злодейкой и поэтому постепенно преобразовывала тёмных представителей элиты: через сны, через беседы, через иллюзию.
И после такого воздействия  эти элиты разделились на тех, кто мог принять сторону Кощея, и тех, у кого озлобленность и ненасытность переполняли их, а при соприкосновении с высшими энергиями им становилось совсем  невыносимо: их внутренние бесы бесились ещё сильнее. Зрелище не для слабонервных, эта любимая тема голливудских фильмов ужаса. Но наша сказка о добре, поэтому оставим бесов с бесами, и перенесёмся туда, где Марсель приобретал смелость, потому что обстоятельства того требовали.

46. Марсель

Редко кто  спрашивают, как трусы становятся смелыми? Для такого вопроса тоже смелость нужна. Вот, как раз такая проверка, такое испытание представила Судьба Марселю, который должен был придумать творческий план, находясь в тех условиях, в которые попал. Он хотел спасти всех из плена, но не мог по причине своей трусости.
И всё-таки обстоятельства сами подтолкнули события: уже как два дня происходили необъяснимые исчезновения зверей. По лагерю поползли слухи, что кто-то начал подлую охоту. Это приводило в панику животных, особенно не хищных, и нужно было решать эту проблему. Несколько сильных и смелых животных объединились и, встав в круг, взяли под свою защиту самых слабых, но  долго это не могло длиться, так как проблему с голодом тоже нужно было решать, но как?
А из Марселя защитник никудышный, кроме понтов и благородной осанки, да ещё тявканья, вроде ничего в нём и не было. Но всё-таки, именно Марсель был связан с Девочкой и поэтому ему отводилась важная роль в этой истории.
Хоть и трудно, и страшно ему было,  но то, что происходило давало ему шанс изменить себя. И Марсель выбрал путь смелых, потому что ему надоел путь трусов.  И даже волна инстинктивного вдохновения пробежала по лагерю, после того, как Марсель принял такое решение.
Но после  резкого подъема, настал и резкий спад социального настроения пленённого отряда… и дни вновь стали тоскливыми и однообразными. Так проходило время и казалось, что конца и краю этому не будет. А тут ещё  агрессия  чопиков (стражей), общий страх смерти и неизвестность летали в воздухе,  оказывая сильное воздействие на психику Марселя. Но никто и не обещал лёгкой жизни.
Так бродил Марсель по лагерю, то прячась в кустах, то в оврагах, чтобы меньше попадаться на глаза чопикам, да и в глазах друзей  не маячить тоже. Эта неопределённость длилось всего два дня, пока он ни стал невольным свидетелем преступления: два крокодила окружили Корову, она в испуге кричала и звала на помощь.
Марселю было невыносимо слушать эти крики, он пытался  уши затыкать лапами и закапывать голову в песок, но время казалось остановилось и какая-то жуткая вибрация чужого страдания дико тянула на подвиг Марселя –  так хотелось защитить и оберечь … но эта гадкая Трусость…  и она больше давила на мочевой пузырь, чем на клыки героя.
И всё-таки, стряхнувши голову от песка, неожиданно для других Марсель бросился на помощь, выбрав путь смелости… бросился к  несчастной Корове с яростным рычанием, дабы издалека предупредить врагов о недопустимости причинения страданий.
Рычание перешло в грозный лай, именно в этот момент было не тявканье, а лай, грозный лай –  с рычанием и с оскаливанием зубов, – всё как полагается при напоре бесстрашия. Как ни странно, под этим неожиданным напором враги отступили. Что-то огненное и непримиримое со злодеяниями было в этот момент в Марселе.


Уже после, когда Марсель осознал, что осознанно выбрал смелость… и то ли от неожиданной смелости, то ли от победы, чуть не упал в обморок, потому что тело устало от такого напряжения. В первый раз подвиг всегда труден, а потом герой привыкает и творит подвиги ежедневно.
Корова лизнула Марселя в нос в знак благодарности,  чувствуя потерю сил у бойца. Она бы напоила его молоком, но нужны были человеческие руки, чтобы  достать молоко из недр коровы и передать ещё кому-то, кроме телёнка.
Но как бы там ни было, Марсель честно обрёл уважуху в коллективе, и смотреть на него стали не как на потенциального предателя, а как-то с надеждой стали смотреть. Даже сильные,  смелые, но дикие, и те  сменили точку взгляда на домашнего пса.
А Корова с тех пор  не отходила ни на шаг от Марселя, – так  они и подружились. Со смелыми как-то не трудно дружить беззащитным, есть в таком союзе что-то естественное, как
будто роли распределены правильно, как будто справедливость торжествует в дружбе такой.
Корова могла бы стать кормилицей всего лагеря, ведь ей не составляло никакого труда есть траву и давать молоко, но был бы кто,  кто мог освободить  её полное вымя от молока, и тогда бы она почувствовала облегчение. Нужен был тот, у кого были руки, кто не с зубами и когтями, кто к вымени сможет быть допущен.
Поделилась своими соображениями с Марселем Корова, ведь нужно было решать проблему отсутствия еды и переполненности вымени.
Озадаченный такой проблемой,  Марсель решил обратиться к животным за советом,  потому что сам он не в состоянии был найти решение…
-Эх, была бы Девочка, – ответил Марсель Корове, –  тогда и проблем бы не было.
Но Девочки рядом не было,  а проблема была рядом.

– Подумайте, умные животные,  – обратился Марсель к самым умным животным, – какую пользу она приносит всем нам?
– Никакой, – прошипела сквозь зубы Гиена, – я бы с удовольствием впустила бы ей клыки в шею прямо сейчас.
– Ну и что дальше? – ответил Марсель, – Сожрёшь ты её, а через месяц, что есть будешь,  кого сожрёшь?  А через год?
– Я так далеко не думаю, – ответила Гиена, – завтра ещё кого-нибудь съем.
– Эх, вы, –  с укором продолжил смелый пёс, –  послушайте, что я слышал про Корову у людей.   Марсель воспроизвёл  дословно то, что однажды слышал, даже плохо понимая значения услышанных слов:
– Никакой завод не сможет дать молоко, – ни через печать на три-дэ принтере, ни через синтез в химической лаборатории, ей не нужно ни бензина, ни денег, ничего, кроме достойного отношения. Она приносит чудесное парное молоко, которое весьма полезно само по себе и является основой для десятков разнообразных питательных продуктов.
А ещё я слышал, что   корова символизирует тот вселенский источник (Млечный Путь), откуда изливается Любовь Матери. Эта Любовь прорывается даже в тёмные миры, питая заблудших. И знаю я, что Корова предназначена по законам Природы для вскармливания молоком голодающих.
И люди считают , что совершенно нельзя мучить коров, никакое насилие в отношении их недопустимо!

Так Марсель опять неожиданно показал свою скрытую смелую природу, заступаясь за слабых и на информационном поле тоже. Ещё щенком он видел мультик про Маугли, и запомнил,  что «мы с тобой одной крови, ты и я.» Но как-то не понимал он ранее всю суровую практику этих слов. И нужно было  что-то дальше делать со всем этим… нужно было сказать что-то правильное.
– Что ты хочешь от нас в итоге? – спросил Питон, – Быстрее переходи к делу.
– Мне нужны руки как у людей, – не задумываясь ответил Марсель.
– И всего-то, и в чём проблема? – Питон перевёл свой взгляд на Обезьяну сидевшую  на соседнем дереве и продолжил:
– Вместо того, чтобы крутить хвосты спящим Леопардам,  показывая свою дерзость в виде игривых понтов, она вполне сможет тратить свой задор на  доение  Коровы…  наверняка, она видела у людей – как это делается.
– Ура-ра, – по детски и еле слышно зарычал довольный Марсель, – как я сам не догадался?  – собачья радость охватила  собачье сердце приятной расслабленностью: проблема голода была решена.
Хотя  общая проблема плена ещё висела над всеми, но об этом  Марсель решил подумать   завтра и лёг спать.

С этого момента лагерь жил уже  по своим законам, и каждое животное теперь выполняло какое-то важное для всех дело – общее дело –  для всего лагеря. Конечно же, в то время, когда охранники не заставляли их работать всё это делалось, но уже не было безделья, хаоса и уныния.
А ещё нужен был план освобождения,  и кто-то должен был его с создать.

47. Вээс с Драконом 

Оставшись наедине, Вээс начала вслух рассуждать, как будто Дракона и не было рядом.
– Ведь все что-то ищут, и, наверняка, это «что-то» есть во второй голове Дракона, – она замолчала, тишиной окутав пространство, и посмотрела на спящую голову, и добавила:
– Но вторая голова упорно продолжала молчать.
– Я думал о своём, – приоткрыв два глаза, вдруг проговорила вторая голова… и замолчала, как будто  ничего и не было.

Вээс расхохоталась, и произнесла:
– Ты спалился. Изучая древние трактаты я узнала, что вторая голова игрива по своей природе. Она ничего просто так не делает, даже спит не просто так. Значит, у тебя есть цель, и ты выжидаешь нужного времени и обстоятельств. Это твоя медитация… в каких мирах ты сейчас находишься и что творишь, мне, конечно, не известно… а, может, ты ползаешь где-то ящерицей в трёхмерности или строишь то пространство, куда можно переместить ладью с теми, кто жаждет найти новое?
Но реакции второй головы не последовало и Девочка отправилась в свою камеру, ведь она ещё хотела написать письмо белым стихом, для своей вороны, – не помешает ещё один способ перекодирования населения тёмного царства.

48. Соседняя камера.

А в соседних камерах воцарилась тишина: те, кто ели и пили, так и не поняли, что оказались в темницах у Кощея. Ведь все их прихоти и низшие желания исполнялись. И иллюзию Кощею не составляло труда воплотить, поэтому те, кто затих и наслаждался, видели перед собой не решётку с замком, а море, белый песок, яхту и развлекалочки, всё то, к чему они стремились всю свою жизнь.
А те, кто поумнее и сообразительней были, и уже даже обрели разум, прислушивались к разговору Девочки. Хотя они мало что понимали, но желание было сильным, и ум присутствовал, и сила воли… и  были почти все качества у этой группы, кроме качества любви. А это чувство было основное для понимания Богов, оно должно было быть развитым к тому моменту уже, чтобы понимать речи богов и богинь.
Были и те кто злобствовал не на шутку. И пытались призвать свои ещё более тёмные силы, чтобы сохранить  власть, которая ускользала у них из рук. Но Кощей обладал всеми качествами и магией, чтобы сразить всех тех, кто задумал плохое против него. Потому что он был главным в тёмном царстве и тёмные не могли придумать что-то такое, что бы Кощей не распознал на ранней стадии. Кощей не даром был главным, потому что сам был таким же и, плюс,  обладание практическим   новейшим знанием, которого у злобных ещё не было, а это преимущество в бою.

49. Вээс и сон 

С чувством выполненного долга, полна удовлетворения от проделанного труда, Вээс поплелась к себе в тюремные апартаменты. Ведь после завтрака с Кощеем, а для Вээс это ужин, прошло столько много событий: и совещание с принятием решений, и вторая голова Дракона раскололась, что не спит, и Эльф благополучно добрался, и некоторые тёмные изъявили желание познать новую для их энергию… короче,   в камеру она попала уже под утро. Обняв соломенную подушку, с удовольствием и улыбкой быстро переместилась в ещё более сказочный мир – мир снов.
Но никогда же  не знаешь,  куда и в какие обстоятельства попадёшь. Тем более, там, или здесь, всё настолько реально, и выбор поступков неподдельный. То есть,  настоящая проверка плюс метод подсказок. Вээс наслаждалась снами, тем более, что они давали правильные подсказки,  и встречи с Шуриком играли важную роль в жизни Вээс.
Вээс оказалась в разгаре какого-то собрания: везде сидели люди и что-то обсуждали, на трибуне восседал выступающий и, как обычно, лил бессмысленную речь на уши присутствующих, для того,  чтобы оболванить уже оболваненных и убаюкать обещаниями тех,  кто хочет быть убаюканным.
Вээс понимала всю абсурдность и пустоту траты времени людей. Коктейль из нескольких видов обмана с примесью жадности к фантикам и власти приводил всех сидящих здесь к печальному и страшному концу. Картинка подробно вырисовалась перед глазами Вээс  – как итог и последствий принятых здесь решений и подписей.
Присутствующим казалось неважным – под чем они поставят подпись. Ведь начальство сказало, что именно так нужно, чтобы выписали премию и по работе продвинуло,  значит,  так и нужно. Но они глубоко ошибались,  и именно эти подписи в дальнейшем стали итогом выбора участников опроса –  в каком мире они хотят жить и куда именно попадут? Сам метод попадания туда из-за ухода из этого мира был заложен в этих подписях.
«Но как же объяснить им, насколько это важно? – мучил один вопрос Вээс. – Может,  показать им это картинкой? Но и этот вариант не правильный… во-первых, магией было запрещено пользоваться в этом измерении; во-вторых, если им всё показать, то исчезает чистота эксперимента. И тогда они будут принимать  выбор под напором моей энергии… А так,  каждый выберет то, что для него главнее в этой жизни.
Но не всё так просто,  не зная ничего,  они и не смогут иметь разные варианты выбора.»
И она решила, что, конечно же,  она должна дать людям последний шанс, в виде речи или написанного текста, без использования магии и иллюзии. И тогда чистота эксперимента сохранится, и у каждого будет выбор: какой мир он выберет. Либо, в помойке и бетоне будут его дети существовать и расти, с болезнями и катастрофами, либо,  мир красоты и живой Природы. Потому что Природа умеет благодарить тех, кто заботиться о ней. И благодарность её не имеет ценностей денежных, но имеет ценности благости и здоровья.
И спросила Вээс у собравшихся:
– А что такое красота, как вы её видите?
И притихли собравшиеся, только хруст мозговых шестерёнок доносился до Вээс.
«Хорошо, хоть, что задумались.» – подумала она и продолжила вслух:
– Вот бы, если крутились эти шестерёнки с колесом красоты Вселенной в едином ритме, то не было никаких проблем с придумыванием красоты и энергия текла бы беспрерывно.
Вээс знала, что эти мысли  слишком высоки для понимания многих. Спросила она сознательно, ведь,   когда ещё –  в следующий раз –  выпадет такой случай прямого общения? А так, хоть в подсознании останется информация и продолжила:
– Даже самый редкий цветок здесь может вырасти, потому что кто-то его оберегает. От вас самих зависит ваше будущее, и будет ли оно вообще. Вы же понимаете, что Природа могущественней нас. Она это не раз доказывала своими штормами, землетрясениями, пожарами. Да и сегодня мы все наблюдаем изменения в погоде. Стереть нас, как нанопыпь, для Неё не составляет труда, да и болезнями так же происходит воздаяние за пакостные дела двуногих. Поэтому не разумнее ли начать правильно взаимодействовать с Природой? Вы даже себе не представляете, какие благие последствия эти действия за собой потянут.
Картинка сна резко сменилась и перед ней оказался Леший:
– Я искал тебя, только ты можешь помочь. Ты посмотри, что они сделали тут: там,   в конце леса, бьёт поток канализации… он течёт ко мне прямо во владения, и ещё здесь вытоптали всё, а оставшиеся животные прячутся  в панике, потому что технику тяжёлую стали ввозить, видимо что-то бетонное опять строить будут!
Паника была на лице у Лешего.
Вээс, спросила Лешего:
– И какой твой план действий в этих обстоятельствах?
Леший, от волнения и гнева, чуть заикаясь продолжил:
– Мне нужны данные всех тех, кто творит этот беспорядок.
– И что ты будешь делать с ними?
– Я сделаю так, что им станет плохо, они не смогут дышать и….
– Стоп, стоп, стоп, – тормознула Лешего Вээс, –  это не подходящий метод для нового витка эволюционной спирали. Ты хочешь действовать старыми методами, но ты должен понимать, что все страдания, которые ты причинишь, ты должен будешь  сам их все испытать и пережить….
Ты этого хочешь? И куклы колдунов Вуду, кстати,  уже не в моде.
– Я хочу справедливости и защиты, – удручающее проговорил Леший.
– Ты же знаешь, что всё в этом мире справедливо. И воздаяние коснётся всех участников. Другое дело, как предотвратить этот ненужный жестокий эксперимент? А можешь ли ты воздействовать на технику? Например, вся техника, которая попадает на эти земли, сразу же ломается и намертво встаёт?
– Нееее, этому меня не учили, я могу только на живое воздействовать, – не хотел исцеляться от ненависти Леший.
– Так с чего ты взял, что техника не живая? Из чего её делают?
Леший задумался, и промолчал.
– Из руды, а руду добывают в Земле – значит,  она живая. Весь мир  состоит из атомов – видимых и невидимых. А каждый атом имеет разум, пусть какой-то приземлённый и не развитый, но имеет. Это уже даже наши ученые доказали. Так что давай – учись воздействовать на технику. Она у них дорогая, поэтому это будет существенный удар по финансам тёмных.
Леший медленно испарился в пространстве, а Вээс задумалась о правильности её подсказки Лешему.
Но мысль быстро сменилась, потому что она понимала, всю мелочность этого. Технику тоже надо сохранить для дел правильных, но сначала надо было снизить градус ненависти и вывести ненависть  с людского плана….

Тут Вээс проснулась и пролистав весь сон, поняла, что в трёхмерности начали твориться события борьбы. И это хорошо, потому что пришло время просыпаться всем. Пришло время задуматься, какой мир мы оставим своим детям. Кто из них вырастит – дармоед, потреблятор, наркоман? Или смелый, умный, здоровый и красивый человек.
Кого вы хотите видеть в своих детях, какими они станут? – подумала Вээс спросить людей на том собрании в следующем сне. Она понимала, что есть «живые» и «неживые».
Живые это те, кто активен, кто знает чего хочет, кто стремится воплотить это в жизнь. И есть неживые – это те, кому всё-равно, что творится вокруг, это те,  кто живёт в парадигме «дом-работа-кладбище», а так же  ленивые, неосознанные единицы, окутанные энергии тамоса.
Но и они, когда придёт время и незнакомец в маске ворвётся в их дома с автоматом (или с  непонятной инъекцией)  в руках,  начнут действовать. Если люди сами не выбирают правильный Путь, то Путь сам встаёт перед ними, но только в более страшных обстоятельствах.

До завтрака с Кощеем оставалось ещё время и нужно было поработать в тёмными находящимися в соседних камерах. Вээс сосредоточилась и села в медитативную позу,  мысли потекли в сторону тёмных братьев. Ведь расколдовав их здесь в тёмной четырёхмерности, последствия будут и в трёхмерности тоже видны.
« Когда иллюзия надвигается на самого иллюзиониста, очень важно знать, чтобы этот твой выбор был добрым, потому что к добрым придёт доброе в конце цикла, а к злым – злое. Это шестерёнки времени.»
Кто хотел танцевать с Вээс в едином красивом танце, то мог это сделать. Во времена перемен разумнее жить под крылом оберегающим, нежели быть на стороне монстров. Эти монстры создали себя такими, путём выбора неправильного, и они же встретятся сами с собой в битве финальной.
Делайте выбор! Делайте выбор! Делайте выбор! – раздавалась вибрация мысли во Вселенной. В мире человеческом намешаны поровну энергии божественные и демонически, и цель этого в балансе. Но выбирать придётся путь свой.
В этой жизни человек гоняется за тремя вещами: красота , богатство, желания. Но со временем любая иллюзия имеет свойства исчезать. Красота растворяется в старости, богатство уменьшается, достигнутые желания не долговечны, а не достигнутые продолжают волновать разум. Только любовь – единственная достойная вещь, к которой нужно стремиться. Когда у вас не будет физической красоты, любовь в сердце обрадует вас. Когда не будет богатства, любовь проложит вам путь. У вас не останется желаний, потому что любовь исполнит все ваши желания. Стремитесь в этой жизни только к обретению любви. Только любовь сделает вас счастливыми.
Делайте выбор! Делайте выбор! Делайте выбор! – раздавалась вибрация мысли во Вселенной.
Пусть пламя огненное озарит людей! Время пришло, время, которого Мы ждём. Пусть Пламя станет Огнём, и пусть свет воссияет!
Понижая энергетику орбит галактических до уровня понимания нанопыли Вээс доносила информацию во все миры. Потому что, если не принизить энергетику, то вспыхнет эта нанопыль, как трава сухая, и исчезнет со сцены навсегда. Но нельзя так было, потому что каждый цветок должен  дать какой-либо плод. Как бы не играли эти элементалы в своём темнейшестве, но итог игры – всегда плод.
Выйдя из медитации, Вээс потянулась и упав в пастельку, с удовольствием обняла подушку – Радость разлилась мягким теплом по телу и понеслась в Пространство.
Каким бы сильным не было зло, для победы добра обязательно приходит какая-нибудь божественная сила.

50. Заключённые в броню самообмана. 

Чтобы соблюсти чистоту эксперимента, нужно пробовать и испытывать  все гипотезы. Ну и конечно же,  дать ещё один шанс на спасение. Но поймут ли они его, ведь упёртость во зле сильна, это  путь наименьшего сопротивления, но вот последствия его будут совсем не «меньшими».
Зашла Вээс к тем,  кто получает удовольствие в иллюзорном раю, в первую камеру. Пришлось зайти в купальнике и с серфбордом, – всё, чтобы вписаться в компанию. Говорила на их языке, играла лучше всех в различные игры, и радовалась по-детски искренно. Здесь же были и те, кто уже наигрался во всё и перепробовали всё, кто то из них стал овощем – ел, пил и спал…. А кто-то страдал от внутренней пустоты, хоть словами это выразить и не мог.
Обвела Вээс всё это взглядом и подумала «Большое поле для работы», и принялась трудиться.
Тёмные во второй камере с радостью, любопытством и осторожностью приняли Вээс. Им была интересна новая для них теория. Но жёсткость не давала возможности чувствительности сердца.
Конечно же,  желание и стремление, которое охватило эту группу, это уже 70 % реализации цели, во всяком случае, больше, чем 50 на 50.
Развить